Кинотавр 2019: фоторепортаж

Комментарии пользователя Идущий

Терминатор: Генезис : Кинокомикс

Так сильно занял умы и сердца людей Шварц в кожаной куртке и темных очках, говорящий «Албибэк» и «Асталависта», что, кажется, попытки воскрешения франшизы о железнорожденном герое будут вечными. Проблема у всех у них одна: что бы кто теперь не снимал, он все одно снимает фанфик, где на первом месте не история и герои, а сплошные «албибэки» и постоянные подмигивания в камеру: «А вы помните?». История и герои тут не нужны, потому что они были придуманы изначально. Теперь нужно лишь обсосать их хорошенько со всех сторон, выжать из них все соки, канонизируя и без того каноничные образы, обрамляя их легендами и мифами постапокалиптического мира.

Впрочем, до сих пор каждая новая команда подступала к франшизе с того же бока: в попытке создать все тот же фантастический боевик, только в стилистике и технологиях нового времени. Различие лишь в том, что Джонатан Мостоу в своем «Восстании машин» был безлик, а потому скучен, а МакДжи в «Да придет спаситель» вполне бодр, но безыдеен. И оба творения были дьявольски каноничны, ни шага в сторону. Отчего, возможно, и не превратились в новую франшизу, а отправились на полочку фанфиков, но не более того.

В итоге, возникает ощущение, что создатели «Генезиса» учли почти все эти недостатки. К черту каноничность – когда-то сам Кэмерон во втором фильме перевернул все представления о своем же Терминаторе. К черту фантастический боевик в его классическом понимании – там нужно быть хоть сколь-нибудь серьезным и иметь внутреннюю логику, а это снова безликость и скука. И видимо кто-то там решил, что очередной фанфик, от которого, хоть убей, никуда не денешься, гораздо веселее, ироничнее и бодрее будет смотреться в популярном нынче жанре – кинокомиксе.

Да, в этом кинокомиксе все летают туда-сюда во времени и пространстве, как на прогулку за хлебом, произносят пафосные речуги, выкидывают из кустов по три рояля в минуту, но все это, как и пресловутые «албибэки» в каждой новой сцене, смотрятся вполне уместно. По-прежнему безыдейно, но уместно. И если Мостоу и МакДжи снимали с уважением к классической дилогии, то Алан Тейлор снимал без уважения, но с безграничной любовью – такой, которая иногда душит в своих объятиях.

И это не страшно, потому что франшиза задушена давным-давно и все, что мы сегодня имеем – это ностальгию-фанатизм по Шварцу в кожаной куртке и темных очках. И он, кстати, впервые с «Судного дня» сыграл третьего, по-настоящему нового, Терминатора. Неожиданного и седого, но нового.

Осталось только увидеть, что дальше, и ждет ли нас обещанная трилогия или все же очередной экспонат на заветной полочке с пометкой «найс трай», ожидающий следующего претендента. Потому что «Асталависта», детки. Эта музыка будет вечной.

Интерстеллар : Интерстеллар: Межзвездная пыль

У каждого режиссера есть свое Ватерлоо.

Майкл Бэй, в свое время снявший культовую «Скалу», отвязный «Армагеддон» и грустный «Остров», споткнулся о «Трансформеров». Роберта Земекиса, снявшего культовый «Назад в будущее», отвязного «Кролика Роджера» и грустного «Форреста Гампа» (и грустного «Изгоя», кстати), подкосил моушн-кепчер. Люк Бессон, снявший культового «Леона», отвязный «Пятый элемент» и грустную «Жанну Д’Арк», упал в пучину однотипных сценариев а ля Голливуд. Павшим героям слава.

Что ж, есть несколько простых правил, если снимаешь мегаэпичную одиссею, как вершину своего творчества:

1. Если ты живешь в мире, где царит всепроникающая пыль, ты строишь герметичные дома.

2. Если тебе нечего жрать, ты развиваешь технологии для интенсивного развития сельского хозяйства, а не отказываешься от них.

3. Если трехступенчатая ракета взлетает с Земли, она никуда больше мягко не сядет и ниоткуда больше не взлетит.

4. Если ты на машине с маленькой дочерью и видишь секретный военный объект, ты не лезешь через забор, а уносишь ноги.

5. Если твои дети смертельно больны, ты переедешь куда угодно, лишь бы их спасти.

6. Если ты соврал, не нужно никого убивать, просто скажи правду, тебе за это, как правило, ничего не будет. И уж точно не будет такого, за что нужно убивать.

7. Далее везде.

Вместо сказочного путешествия за грань реальности мы получили пыль в глаза, пусть и эпически-межзвездную. И я надеюсь, что «Интерстеллар» не станет для Нолана его Ватерлоо. Потому что я люблю его культового «Темного рыцаря», отвязное «Начало» и грустный «Престиж». Да и все остальное тоже.

И да, робот был хороший. С юмором.

Комикс-франчайз с человеческим лицом снова на экране. Удивительное произведение, где на экране то и дело появляются новые лица, но каждому из них раз за разом находится уголок в сердце зрителя. Секрет прост – эти мутанты до ужаса человечны, и, видимо, именно это держит на плаву франшизу с местами безобразным сценарием, а местами – безобразными постановщиками.

Но вот в кресле старый добрый Сингер, на экране старые добрые Росомаха, Шторм, Ксавье и Магнито, иногда в целых двух ипостасях. В основе сюжета – история жизни несчастной Рэйвен-Мистик, которой предстоит стать или не стать той самой безжалостной убийцей, с которой мы знакомы по классической трилогии. Ну и на кону, как обычно, судьба всего человечества, это уж как водится. Что имеем в итоге?

История с человеческим лицом снова получилась. В ней есть нерв, в ней есть драма, в ней есть уместный спецэффект, особенно сцена со Ртутью, достойная Оскара. Но самое главное, в ней есть то же абсолютное Зло, которое преследует противостояние мутантов и людей с самого начала: Человек-в-черном-желающий-всем-добра. Он в очередной раз настолько убедителен, что, кажется, сам зритель вот-вот ему поверит: всем нам грозит смертельная опасность, но он спасет всех нас, потому что абсолютно уверен в своей правоте.

И на этот раз самым страшным персонажем в кадре оказывается Боливар Траск в исполнении неподражаемого Питера Динклейджа. Пока остальные персонажи, как мутанты, так и люди, мечутся: принять свои судьбоносные, но кровавые решения или нет, бизнесмен с каменным лицом на коротких ножках идет через этот цирк подобно Колоссу среди детишек, поскольку точно знает ответ. И рядом растет его ученик, будущий полковник Полковник, такой же непоколебимый в своей вере в то, что бить надо всегда первым.

И в очередной раз мы оказываемся внутри конфликта не между добрыми и злыми мутантами, а между правом на сомнение, слабость, милосердие и человечность и правом на абсолютную уверенность и безжалостность, без повода для сомнений и рефлексии. Наверное, именно наличие выбора снова и снова делает этих синих, зеленых, когтистых и зубастых людей-Икс такими близкими зрителю. И франшиза будет жить, пока жива уверенность, что кино – это поле битвы человека за его человечность.

И на этот раз самым страшным персонажем в кадре оказывается Боливар Траск в исполнении неподражаемого Питера Динклейджа. Пока остальные персонажи, как мутанты, так и люди, мечутся: принять свои судьбоносные, но кровавые решения или нет, бизнесмен с каменным лицом на коротких ножках идет через этот цирк подобно Колоссу среди детишек, поскольку точно знает ответ. И рядом растет его ученик, будущий полковник Полковник, такой же непоколебимый в своей вере в то, что бить надо всегда первым.

И в очередной раз мы оказываемся внутри конфликта не между добрыми и злыми мутантами, а между правом на сомнение, слабость, милосердие и человечность и правом на абсолютную уверенность и безжалостность, без повода для сомнений и рефлексии. Наверное, именно наличие выбора снова и снова делает этих синих, зеленых, когтистых и зубастых людей-Икс такими близкими зрителю. И франшиза будет жить, пока жива уверенность, что кино – это поле битвы человека за его человечность.

Выживут только любовники : Выживут только любовники: Джармуш вампирский

Завораживающий кинослог, чувство танцевального такта, сливающаяся с живой тишиной музыка – это снова Джармуш, всегда великий и ужасный, теперь вампирский. С привкусом свежей чистой крови, с тягой к старинным вещам: антикварным проигрывателям, засаленным халатам, потертым коврам. С неподдельным андеграундом, где живое восхищение граничит с декадансом, а презрение к фанатизму с жаждой созидания. Тягучий остановившийся мир, где Любовь уже не помогает, а спасением может стать либо деревянная пуля, либо взбалмошная девчонка, готовая рассказать эстетам, которые обзывают окружающих «мертвецами», кто здесь настоящий мертвец. Запоздалое осознание, что любовь и смерть не существуют друг без друга. Что жизнь – это только движение, а отнюдь не созидание. Созидание же – всего лишь осознанный выбор идущего.

Если этому миру и нужен был герой-вампир, то он должен был быть Гамлетом. Если этому миру и нужен был настоящий фильм про вампиров, то снять его должен был Джармуш.

Лего : Лего: Великие мастера

«Неужели мне и в этот раз не дадут построить звездолет? Ну, ребята, не говорите «Нет!».

Астронавт Бенни

Никто не мог подумать, что из этого можно сделать кино. Ну, то есть, может, кто и мог, но не я. Но с каждым новым трейлером все больше теплилась надежда: неужели об этих угловатых фигурках можно снять что-то интересное? Просмотр фильма расставил все по местам: можно.

И дело не только в том, что это абсолютный нон-стоп-мир, в котором все движется, взрывается, летит и едет. И не в том, что это мир очень стильный: и огонь, и вода, и взрывы, и пламя из реактивных двигателей – все сделано из деталей конструктора. И не в том, что фильм – это весьма остроумная, сатирическая и даже сумасшедшая пародия на всё и вся, где перемешаны все прецедентные имена нашей эпохи в произвольном порядке под общим названием «великие мастера». И даже не в то, что это одновременно фильм для детей, где найдется место и ненавязчивой морали, и воспитанию.

Все это прекрасно, но успех фильма, на мой взгляд, прежде всего в том, что создатели умудрились создать абсолютно живых персонажей: с характерами, пристрастиями, мечтами и тараканами в голове. Это прекрасно и почти неосуществимо для фильма, где главные герои – желтые кусочки пластика с нарисованными лицами. Однако все в фильме работает на то, чтобы этот пластик и эти лица были живее всех живых: остроумные диалоги, неоднозначность типажей, неординарность выбора и, наконец, тщательный подход к озвучке. Все это делает персонажей настолько ощутимыми, что ты поневоле проникаешься их странными бедами и моральными дилеммами.

Если бы и должен быть фильм о «Лего», то он должен быть именно таким. Создатели фильма нащупали просто идеальную формулу, которая заключается в отсутствии какой-либо инструкции. Они просто вдыхают жизнь в пластиковые фигурки, подобно демиургам, полагаясь только на талант, фантазию и чувство юмора. Именно поэтому герои оказались так похожи на них: веселые, неординарные и запоминающиеся.

Тем, кто соскучился по неиссякаемому оптимизму, построенному не на слепой вере в то, что «Everything is awesome», а на том, что каждый может сделать мир чуточку лучше – добро пожаловать на сеанс. А меня запишите в поклонники этого произведения искусства, созданного на основе маленьких цветных кирпичиков и большого таланта кинематографистов.

Трудно быть богом : Что сказал табачник с табачной улицы

Слишком много или слишком мало хотел сказать табачник с табачной улицы, но сказал лишь то, что сказал. А потом вышел из дома и не вернулся, оставив только дурной сон. Не кошмар, а именно дурной сон, с грязью, из которой никак не выбраться, вонью, от которой никуда не деться, скрежетом, от которого не заткнуть уши. И кажется, выход есть и ответ есть, не зря же благородный дон все время переспрашивает в пустоту: «Что?». Но ответ не приходит, а выхода нет. Нет пробуждения от длинного, почти бесконечного и дурного сна, где местами вдруг может появиться джаз, местами – звон колокольчиков, местами – женский лик на стене, местами – добрый человек, который еще не понял, как выбраться из серой грязи, но уже заподозрил, что это возможно. Но все это фрагментарно, и вычленить это из кучи навоза невозможно. Потому что даже если ты краем глаза вдруг замечаешь различие между серым и цветным, всегда есть свиная нога или куриная лапа, которая загородит тебе обзор. Потому что свиная нога всегда важнее, а главное ближе, чем ренессанс. И если она загораживает обзор слишком долго, то за серыми всегда будет продолжать приходить вереница черных, и круг этот не оборвать ни стихами в кинжальной лавке, ни выпущенными кишками. Наверное, это безысходность. Наверное, это фатум. Наверное, все должно произойти само, без вмешательства извне. Наверное.

Стоит ли все это отдельного трехчасового черно-белого фильма, не знаю. Но богом быть чертовски трудно, а табачник так и не успел больше ничего сказать.

Пришло время ждать новых кинорелизов и предвкушать. Потом мы где-то разочаруемся, а где-то будем приятно удивлены, но на сегодняшний день моя картина такова…

Быстрее, чем кролики

«Квартет И» решил наконец-то изобразить на экране не самих себя, а каких-то персонажей. Завязка, конечно, банальнее некуда, но таинственная комната вдохновляет.

Восход Юпитер

По роликами пока не видно, что это будет что-то выдающееся, но ведь Вачовски еще ни разу не обманули и не раз доказали, что из самого простого материала могут сделать интересное кино. Так что будем смотреть на месте.

Враг

Чувак берет в прокате фильм, где видит актера, очень похожего на себя. И все заверте. Завязка интересная, на реализацию посмотрим. В одном из описаний сказано, что «поиски оборачиваются настоящим наваждением, путешествием в самое сердце метафизической тьмы». Многообещающе.

Гранд-отель «Будапешт»

Странный гражданин Уэс Андерсон продолжает творить свои странные произведения.

Грань будущего

Том Круз в экранизации анимэ. Пока понравился только экшн и картинка, остальное вызывает сомнения. Впрочем, будем смотреть. Фантастика все таки.

Жажда скорости

Не знаю, насколько это будет интересно, но там снимается Аарон Пол. Очень интересно, как сложится его карьера после великолепного исполнения роли Джесси Пинкмана.

Зимняя сказка

Акива Голдсман - странным был сценаристом, и мог выдать прекрасные «Игры разума» и ужасного «Бэтмэна и Робина» одновременно. Теперь он еще и режиссер, при том такого амбициозного проекта, в нашем прокате обозванного «Любовью сквозь время». Дадим шанс?

Исчезнувшая

Это же Финчер, дай бог ему здоровья и творческого долголетия. Ждем.

Как приручить дракона-2

Первый мульт был неожиданно недурен: кроме привычной дримуорксовской развлекаловки было и содержание, и характеры, и сюжет, и даже мораль. Второй фильм, конечно, как всегда испортят, но вдруг. Все-таки Дин ДэБлуа остался у руля, хоть и потерял по дороге Криса Сандерса.

Король обезьян

Очередная, 100500-я экранизация эпического «Путешествия на Запад». Режиссер, раскрутившийся на знаменитой «Автостраде», пригласил на главные роли Донни Йена и Чоу Юнь-фата. Может, что и выйдет.

Лего

Никогда не думал, что пойду на такое, но ролики-то, ролики. Жгут по-черному.

Люди Икс: Дни минувшего будущего

Один из самых ожидаемых фильмов будущего года об одной из моих любимых киновселенных. К тому же делается попытка соединить практически не связанные между собой «Люди Икс» и «Первый класс». Вдруг получился. В любом случае, будем смотреть. А раз уже анонсировали «Люди Икс: Апокалипсис», значит продюсеры уже уверены в успехе.

Маппеты-2

Первый фильм был хорош, его не испортил даже дубляж. Кумиры детства возвращаются, хотя, казалось, что это совершенно невозможно. Надеюсь, они будут такими же живыми, а их шутки – такими же тонкими и оторванными, как и раньше.

Межзвездный

Крис Нолан снова пытается выйти за грани возможного. Как это выйдет у него на этот раз, поглядим. В любом случае, жду с нетерпением.

Нимфоманка

Ларс наше все фон Триер продолжает троллить социально активную и высоконравственную общественность своими шедеврами про пороки всея человечества. Как обычно, ожидаются тонкое чувство юмора и прекрасные актерские работы.

Ной

Аранофски был хорош в камерном «Рестлере», но плох в пафосном «Фонтане». Будем смотреть, как ему удастся вернуться на экраны с «большим» кино. Эпический размах и отступление от канонов прилагается.

Нон-стоп

Лайам Ниссон продолжает строить из себя героя боевика. С такой интеллигентной джедайской рожей получается презабавно. Пока все это назвали в русском прокате «Воздушный маршал». Другие варианты будут?

Она

Спайк Джонз выдал весьма любопытный синопсис о писателе, который влюбился в операционную систему с женским голосом. Как известно, хорошему режиссеру трудно снимать, если твой сценарист – уже не Чарли Кауфман, а ты сам. Но будем смотреть.

Подари мне убежище

Не знаю, почему я собираюсь смотреть этот фильм. Что-то в постере зацепило.

Трудно быть богом

Кино слишком долго шло к экранам, что режиссер успел скончаться, не закончив озвучку. Фильм имеет весьма неоднозначные отзывы с фестивальных и пресс-показов: от «шедевр» до «что это было»? В любом случае, вряд ли это можно пропустить.

Тупой и еще тупее-2

Известно, что нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Но каждый раз мы надеемся: а вдруг получится? Классика нашей юности возвращается, либо для оглушительного успеха, либо для полного провала.

Хоббит-3

Без комментариев. Ждем-ждем.

Черепашки-ниндзя

Ну а вдруг?...

Пока 2014-й выглядит весьма разнообразно. Надеюсь, он будет даже разнообразнее. Всем поменьше разочарований и побольше новых открытий. И хорошего кино.

Три мушкетёра : Три мушкетера. Телеверсия: Схалтурить за 520 минут

Итак, час пробил. Все три мушкетера вместе с Д’Артаньяном выкатились на посленовогодние телеэкраны. И мы получили, наконец, возможность вынести свой зрительский вердикт: пан или пропал. И если во время кинопремьеры оставалась еще надежда, что не все потеряно: ну, мол, жадность заставила порезать прекрасный сериал и выпустить этот кастрат в прокат. Но скоро вы увидите истинный шедевр! Теперь прикрываться нечем. И вердикт прост и жесток: халтура.

Жигунову, по его словам, хотелось снять легкое и развлекательное кино. И, судя по всему, он честно пытался это сделать. Но дьявол, как всегда, кроется в деталях, и легко убивает даже самое легкое и воздушное кино. Точнее, его он убивает первым.

Первое, что убивает легкое и непринужденное кино – это халтура техническая. Сложно наслаждаться приключениями героев, если слух тебе царапает отвратительный звук, словно его записывали в картонной коробке, музыка, не соответствующая видеоряду даже по темпу, не говоря уже о стиле, лишние немотивированные декорации, которые появляются и исчезают с экрана совершенно произвольно. Впрочем, мы ведь понимаем, что отечественное кино не снимается без распила зачеркнуто не достигло еще такого высокого технического уровня, так что оставим излишнее брюзжание и будем просто наслаждаться постановкой.

И это второе, что убивает легкое кино – халтура постановочная. Хромает абсолютно все: актерская игра (за исключением старой школы), попадание в образы (Д’Артаньян – жизнерадостный идиот, а не прямолинейный гасконец с «тонкой улыбкой», Портос соревнуется с ним в идиотизме, Атос никакой не граф, ужимки и позы де Тревиля неплохо подошли бы для статьи про позирование девушек перед зеркалом и т.д.). Монтаж драк ужасен: постоянное перескакивание камеры с одного мушкетера на другого не дает понять, кто кого и как заколол. При этом на всех без исключения драках звучит одна и та же мелодия, надоедающая уже к третьему разу. Ах, сударь, вы чересчур придирчивы. Оставьте эти глупости, есть же великолепный текст Дюма, которому Жигунов собирался следовать почти дословно. Наслаждайтесь текстом.

Третье, что убивает любое кино – драматургия. Жигунов говорил, что немного «поиграл» с текстом, не нарушая его структуры. И это «немного», господа, добило фильм. Диалоги мало, что ужасны: слова «полно», «сударь» и «отнюдь» непостижимым образом перемежаются с кухонными диалогами и криминальными разборками с НТВ, и произносятся с такой же интонацией. Логика в диалогах вообще напрочь отсутствует: адъютант де Тревиля в его присутствии говорит о Д’Артаньяне «Чертов гасконец!», Портос говорит гвардейцу: «Зря ты это сказал», после несостоявшейся дуэли три мушкетера приносят Д’Артаньяну извинения и так далее до бесконечности. К черту слова, смотрим поступки: перед дуэлью мушкетеры отправляют гасконца в бордель, чтобы он потерял девственность, графиня в маске, которую застали в спальне Арамиса, тут же называет свое имя, миледи отравила Атоса. Миледи, дайте яду мне, а не ему. Оставьте несчастного в покое, ибо он изображает несчастье с таким каменным лицом, что пусть лучше уйдет в мир иной вместе со всей этой экранизацией.

И наконец, четвертое, что убивает кино – это его душа, а точнее – ее отсутствие. Понимаю, материя тонкая, но в фильме совершенно очевидно отсутствует какой-то кураж, какая-то атмосфера. Иные пеняют известному сериалу «Королева Марго» за то, что он был скучен и чрезмерно дословен, но какая там была неповторимая атмосфера неотвратимого рока и глухой обреченности. Тут же нет никакой атмосферы. Просто перемещение персонажей туда и обратно по улицам, лесам и замкам.

Не раз убеждался, что труднее всего снимать легкое и непринужденное кино. И где лежит грань между халтурой и легкостью, я не знаю, но Жигунову ее найти не удалось. А жаль, потому что я искренне надеялся, что отечественное приключенческое кино все еще возможно. Пока же – аминь.

2013: Итоги года кино : Кино-2013: жанры года

Наступление Нового года я обычно распознаю по тому, что пришла пора отчитаться перед собой, как прошел мой киногод. Прошлый год мне показался интересным, но надо признать, что и у этого года была своя изюминка. В этом году выходящие фильмы с таким трудом соответствовали своим жанрам, что в итоге трудно сказать, что именно к какому жанру относится. И все же я постараюсь. Кроме того, в этом году я решил при подведении итогов не забыть о тех фильмах, которые вышли раньше 2013-го, но до меня добрались только в этом году. Они пойдут наравне со всеми остальными, ведь не виноваты же они, что я так поздно их посмотрел. А не поделиться своими запоздалыми открытиями я не могу, ибо они тоже в свое время порвали шаблоны своих жанров. Итак…


ЖАНР: НЕ ОПРЕДЕЛЕН

Начну со списка фильмов, жанр которых не определен, поскольку они мною еще не просмотрены, но сделать это я намереваюсь (если ничто мне не помешает). К ним относятся:

Бойфренд из будущего

Географ глобус пропил

Жизнь Пи

Игра в правду

Интимные места

Малавита

Пипец 2

План побега

Плюс один

Сквозь снег

Стокеры


АНТИЖАНРЫ ГОДА

Начнем традиционно с худшего. И не кидаться помидорами в мое драгоценное личное мнение, оно у меня всего одно.


АНТИПАТРИОТИЧНОЕ КИНО ГОДА: «Гагарин: первый в космосе»

Сделайте меня это развидеть. Мне жаль, что Гагарин удостоился одной из самых скучных и фальшивых картин, что мне довелось увидеть в жизни. Трудно, конечно, представить, как должно было выглядеть хорошее кино про Гагарина, но то, что я увидел, созданное якобы для поднятия патриотического духа: худшее патриотическое кино в моей жизни.


АНТИБЛОКБАСТЕР ГОДА: «Человек из стали»

Этот неловкий момент, когда на фильме про Супермена ты пытаешься не слишком громко надсмехаться, а потом не слишком громко храпеть.


СРЕДНЕНЬКИЕ ЖАНРЫ ГОДА

Сюда поместил то, от чего я ждал больше. И здесь выстрою список в порядке повышения разочарования от просмотренного.


РАЗВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ МУЛЬТИК ГОДА: «Гадкий Я»

Продолжение одного из лучших мультиков последних лет нисколько не утратило ни обаяния первой части, ни его задора. Но утратило две простых, но важных вещи: Сверхзадачу и голос Ярмольника. Без первого – это просто веселый утренник со знакомыми героями, но ничуть не произведение искусства, коим была первая часть. Без второго частично утратил свое обаяние Грю, и все приходится отрабатывать его бедным миньонам. Они, как и прежде, на высоте и вне конкуренции. Но сам мульт из жанра «семейного кино перекочевал для меня в развлекаловку. А жаль.


ДЕТЕКТИВ ГОДА: «Обливион»

Была замечательная задумка, но не дотянули, не дожали. А так, Круз хорош, бассейн в небе хорош, визуализация на высоте. Но чего-то не хватает, потому фильм не дожали ни до антиутопии, ни до сай-фая. Все, что остается - это разгадка тайны, к которой так стремится главгерой. Но когда он ее достигает, остается пустота.


АВТОПАРОДИЯ ГОДА: «Три мушкетера» Сергея Жигунова

Как я уже говорил, этот фильм можно оценить, только посмотрев сериал, из которого нарезали кинокартину. А пока это просто обрубок. Возможно, чего-то большего. Возможно, чего-то такого же пустого. И, по сегодняшнему итогу, больше всего это напоминает автопародию Сергея Жигунова на самого себя, заигравшегося когда-то в шпаги и лошадей. Впрочем, не будем делать выводы сразу. Ждем сериала.


МЫЛЬНАЯ ОПЕРА ГОДА: «Отверженные»

Главным разочарованием стал для меня самый ожидаемый фильм года. Великолепные ролики с потрясающими актерами и музыкой обманули меня. Фильм оказался катастрофически бесконечным и скучным сборищем поющих голов. Не спасли положение даже удивившие меня Эдди Рэдмэйн и Саманта Баркс, на фоне которой вдруг потерялась даже моя любимая Аманда Сэйфрид. В итоге же, длинно, скучно и головы на экране, словно смотришь не эпичный мюзикл, а затянутую «слезовыжималку» на ТВ. Нет, товарищи, такой Хупер нам не нужен.


ФАНАТСКОЕ КИНО ГОДА

Отдельной рубрикой хотелось бы упомянуть фильмы, которые я не стал ставить в общий рейтинг по причине их полной «офаначенности».


Metallica 3D: Сквозь невозможное

Прекрасно снятый концерт «Металлики» в три-дэ, где между песнями нам показывают весьма глючный, в хорошем смысле этого слова, растянутый на весь фильм клип про юношу с горящими очами и твердым характером. Смотреть фанатам «Металлики», для которых он и был снят, понравится. Остальным – вряд ли.


Росомаха: Бессмертный

Удивительным образом в жанре «фанатского кино» обосновался и этот фильм, снятый исключительно для россомахофилов и больше ни для кого. Для развития франшизы про людей хэ ничего не несет, да и сам по себе на позиции выше среднего, но. Во-первых, он лучшего первого «Росомахи» в сто раз. Во-вторых, хватит и во-первых. Живенько, бодренько и даже местами с юмором. И этого для «Росомахи» хватит, размах не тот. А вот «Дням минувшего будущего» придется расставить все точки, иначе одна из моих любимых франшиз так и останется целым скопищем не сочетающихся между собой параллельных вселенных.


Риддик

На первое место «фанатского» кино поставлю Ричарда Риддика, эсквайра. Ну да, полное повторение первой части, только спецэффект подороже. Но хорош же, чертяка, что с ним делать. Харизма. Желаем только логичного продолжения, а не топтания на месте. Если продолжение состоится.


МЮЗИКЛЫ ГОДА

В рубрике оказались те самые запоздалые открытия, которыми не могу не поделиться.

«Шапито-шоу» (2011)

Если вы спросите меня о лучшем российском фильме десятилетия, то это точно будет «Шапито-шоу». Четыре новеллы об отдыхающих в Крыму, легкие, веселые, сложные и грустные одновременно, с чудесными (в том числе молодыми) актерами. В фильме прекрасно все: сценарий, благодаря которому три с лишним часа пролетают как пять минут, сами истории, переплетающиеся между собой, диалоги, актеры, постановка. А потому посмею повториться: все кинопремии за 2011 год отобрать и отдать Сергею Лобану. И да, это мюзикл.


«Музыкальный блог доктора Ужасного» (2008)

Второе маст-си – это творение Джосса Уидона, режиссера очень теплого сериала «Светлячок», его спорного продолжения «Миссия Серенити», а также недавних «Мстителей». Если же кто-то хочет увидеть его лучшее творение, то вам сюда. 40-минутная короткометражка-мюзикл о том, как тайный суперзлодей хочет завоевать весь мир, а мешают ему только две вещи: лицемерный и любимый всеми капитан Молот, а также тайная возлюбленная, которую доктор Ужасный раз в неделю встречает в прачечной. Невероятная смесь черного юмора, пародии на всё и вся, отличного мюзикла, и при всем при этом еще и очень милое и атмосферное кино. Добавить сюда талантливейшего Нила Патрика Харриса в роли доктора Ужасного. Чего еще нужно?...


ЛУЧШИЕ ЖАНРЫ ГОДА

Те фильмы, что мне понравились из отсмотренного, попытался выстроить в порядке возрастания значимости фильма для меня. Итак, жанры года…


РОМАНТИЧЕСКАЯ КОМЕДИЯ ГОДА: «Тепло наших тел»

Пусть и последнее место, но все же среди лучших, занимает зомби-комедия «Теплые тела», которая приобрела в российском прокате перевод с более романтическим флером, но оно и понятно, поскольку комедия совершенно романтическая. Фильм, конечно, не шедевр, но обладает интересной идеей и собственным обаянием, а главное, ставит все с ног на голову: романтические зомби движением бровей и неуклюжих плеч переигрывают всех живых главгероев. В общем, чудесное и милое кино.


МЕЛОДРАМА ГОДА: «Стартрек: Возмездие»

Фильм мог бы быть в моем рейтинге и повыше, поскольку ожидал я от него больше, но в целом, это все тот же старый добрый Джей Джей, у которого капитан Джеймс Тиберий Кирк способен два раза за одну жизнь совершить прыжок в невозможное. И еще совершит, не переживайте, если не придавят нашего Джей Джея всей своей тяжестью грядущие «Звездные войны». Главное, чтобы эти самые «Войны» он не превратил в мелодраму, которой во втором «Стартреке» с избытком и хватит на целую франшизу. Все эти почти семейные препирательства Спока и Кирка, а также сцена в стиле «Не умирай, я все прощу», не, ну он серьезно?...


ПРИТЧА ГОДА: «Легенда №17»

Единственный отечественный кинорелиз в списке, как бы прискорбно это не звучало. При этом с самого начала для меня этот фильм был интересен, прежде всего, тем, сумеет ли Николай Лебедев смыть с себя позор «Волкодава»: фильма, погубившего российское кинофэнтези и ставшее худшей экранизацией «Волкодава», какую можно было только представить. В процессе просмотра оказалось, что фильм хорош сам по себе, пусть и весьма завирален, зато снято напряженно, со вкусом, с нервом и отличными актерскими работами. Никакой это не байопик, конечно, но как патриотическая притча весьма неплох.


ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДРАМА ГОДА: «Линкольн»

Не скажу, что мне так уж интересна история США, так что фильм привлек, скорее, великолепным Дэй Льюисом. Спилберг, в последние годы подходящий к материалу несколько халтурно, бывает очень неожиданным: например, «Индиана Джонс-4» явно мог бы быть лучше, а вот «Линкольн» замечателен со всех отношениях, и как политическая драма, и как собрание чудесных актерских работ, начиная от всем известного Томми Ли Джонса до эпизодического, но не менее прекрасного Уолтона Гоггинса. Опять таки, ожидаемого мною байопика тут не было ни в коем разе. А вот политики сколько хочешь, и даже немножко драмы.


ТРАГИКОМЕДИЯ ГОДА: «Джанго Освобожденный»

К Тарантино относился всегда настороженно, от недоумения до полного восторга. После «Бесславных ублюдков» решил ему поверить и не прогадал. «Джанго», загримированный под вестерн, хорош почти полностью: раскрытие темы, фирменные диалоги и все-все-все, будь то Ди Каприо, Вальц или по иронии судьбы затесавшийся в этот же актерский состав Уолтон Гоггинс. Из минусов – затянутый финал и местами неотесанный сюжет. Но в целом – прекрасно. А особенно прекрасен мой собственный кинозлодей года – дворецкий Стивен в исполнении Сэмюэля Л. Джексона. После этой роли он в моем пантеоне лучших.


ЭКШН ГОДА: «Гравитация»

Тройку лидеров этого года безоговорочно занимает творение Альфонсо де Куарона. Думал, будет от начала и до конца герметичный триллер, был готов к этому морально. Да, действительно, нам показали о том, как страшно в одиночестве, как прекрасно, когда есть люди, когда тебя вдохновляют, и как важно знать китайский в этом новом мире. Но самое главное, что Куарон сумел закрутить в пустом-препустом Космосе такой экшн, которого от него никак не ждешь. Поэтому все полтора часа на одном дыхании и с адреналинчиком.


МОКЬЮМЕНТАРИ ГОДА: «Хоббит-2»

Плюсы и минусы нашего дорогого «Хоббита» уже неоднократно были обсуждены и становились предметом дискуссии. И при всех минусах он остается для меня одним из лучших фильмов года. Я уверен, впечатления станут ярче и гештальт будет завершен, когда я схожу на него еще раз. Но уже не псевдодокументалистику в стиле HFR, а на нормальное кино. В целом, фильм был бы в моем рейтинге на первом месте, если бы не…


СКАЗКА ГОДА: «Иллюзия обмана»

Фильм о благородных фокусниках-робингудах, стильный, динамичный, красивый и добрый, с запутанным сюжетом и неожиданным финалом заборол таки «Хоббита» в моем личном рейтинге. «Нау ю си ми» не оставляет равнодушным ни на минуту. А самое главное, он хорош еще и тем, что фабула – лишь его часть, и далеко не главная, и когда ты уже знаешь развязку и смотришь во второй раз, фильм смотрится все так же свежо и волшебно. Даже не знаю, хочу ли я продолжения, которое уже анонсировано. Не хочу, чтобы легкость и волшебство первого фильма заменили на серьезность и пафос, как это часто случается с сиквелами. В любом случае, это кино у нас уже никто не отнимет.


Могу резюмировать, что мой киногод-2013 был нескучным. Надеюсь, в следующем будет еще лучше. Чего и всем желаю.

Хоббит 2: Пустошь Смауга : Хоббит: Пустошь Смауга: Это ловушка

«- А что, если это ловушка?

- Вне всякого сомнения, это ловушка».

Итак, долгожданная вторая часть «Хоббита» стартовала. Питер Джексон снова отправил нас одному известным маршрутом в Средиземье, благо именно ему досталась роль проводника туда. Моя личная дорога к пустоши Смауга была захватывающей, но тернистой. И вот почему.

На мой взгляд, Джексону по пути не удалось избежать нескольких ловушек. И первая из них – уход от прежней стилистки вслед за реакцией зрителей на первый фильм. Да, первый фильм ругали за эклектику, то бишь неудачную попытку совмещения в одном фильме сказочности книжки про хоббита и пафоса «Властелина Колец». Мне лично сказочные и юморные эпизоды как раз больше всего понравились, и в этом была у «Хоббита» какая-то собственная фишка, некая самостоятельность в этой киновселенной. И во второй части, Джексон, вместо того, чтобы попытаться найти более удачные попытки совмещения несовместимого, просто отказался от заявленной стилистики и сделал фильм, гораздо более близкий к «Властелину», чем к первому «Хоббиту».

Вторая ловушка, неизбежно поджидающая зрителя – смена главных героев. Это происходит всегда, когда снимаешь эпопею, во второй части всегда появляются новые персонажи, с новыми проблемами и переживаниями. И все же мне жаль, что колоритные гномы были задвинуты на второй план, а более всего жаль мастера Бэггинса, все таки Мартин Фримен в январе стал для меня открытием года.

Третья ловушка, в которой очутился Пи Джей – это паутина новых технологий. Волею судеб я попал на сеанс в режиме 48 кадров, что серьезно подпортило впечатление. Наверное, я ретроград, но киношная теплая картинка мне более по душе, чем холодная четкость высокого разрешения. По этой же причине я долго не мог привыкнуть к картинке китайских сериалов, смотревшие поймут, о чем я. Может, дело еще и в том, что сказка плохо совместима с реализмом, который придает HFR. В общем, любителям старой доброй киношной картинки не советую экспериментировать. Во всяком случае, не при первом просмотре.

На этом список ловушек разрешите закончить еще одной, самой главной. Ловушкой, в которую на долгие годы попал Питер Джексон, и куда заманил нас с вами. Это волшебный мир Средиземья, оживший на экране так красочно и детально, так волшебно и тщательно, что в него невозможно не поверить. Озерный Край и Лесное Королевство замечательные. Стоит отметить, что и вся пиджеевская отсебятина смотрится органично и богато, линия Гендальфа, Радагаста и Некроманта – эффектно, вставные номера Леголаса и Тауриэль – весьма уместно (очаровательной Эванджелин Лилли вообще могло быть больше, фильму это ничуть не помешало бы). И наконец, главное блюдо в виде Смауга, подается пусть и слегка затянуто, но очень колоритно и вкусно.

Фильм понравился мне меньше, чем первая часть, по уже описанным выше причинам, но в целом, Средиземье Питера Джексона прекрасно, и я с нетерпением жду, когда смогу отправиться туда и обратно в третий раз. Жаль только, что то путешествие будет последним. И остается надеяться, что наши будущие кинопутешествия будут такие же волшебными, как то, в которое пригласил нас Пи Джей.

Три мушкетёра : Три мушкетера: Успеть за 112 минут

Сама идея в очередной раз снимать «Трех мушкетеров» кажется абсурдной хотя бы потому, что можно снимать много чего другого. И надо быть настоящим гасконцем, чтобы браться за заезженную классику и не бояться утонуть в потоках критики от поклонников книги, Боярского и всех остальных. Однако мы ведь судим кино по результату?

И вот результат: юный Д’Артаньян резво скачет со шпагой, а три мушкетера скачут рядом и изображают графа, аббата и пьяницу. Де Тревиль отчитывает, Рошфор проигрывает, Ришелье стоит на страже интересов Франции, Людовик ревнует, Анна изменяет, Бекингэм ведет войну, Констанция интригует. А еще галантерейщик доносит, ювелир делает подвески, испанский посол посещает Бэкингемский дворец, лорд Винтер выносит приговор… Стоп, кто все эти люди и что они здесь делают?

А именно то и делают, что должны по сюжету романа. Но роман-то большой, а фильм маленький. И старая добрая традиция резать телесериал и выпускать его на большой экран в очередной раз сыграла с нашим кино злую шутку. На экране один за другим снуют персонажи, мотивацию которых мы знаем только из романа Дюма, поскольку объяснить ее в фильме нет возможности и времени: надо срочно добывать подвески, спасать Констанцию, преследовать Миледи и так далее до финала. И можно, конечно, делать это весело и бодро, но под ногами то и дело мешаются персонажи и диалоги, попавшие в кадр из сериала, где персонажи, видимо, были проработаннее, диалоги – понятнее, а поступки – мотивированнее. А также комедия смешнее, а драма – драматичнее, точнее, в это хочется верить. Потому что персонажи все же не лишены обаяния и, кажется, вот-вот скажут и сделают что-то важное и интересное, но реплики и поступки обрезаны посредине, а кто-то все время куда-то бежит, чтобы успеть уложиться в 112 минут кинотеатрального монтажа.

В итоге, имеем винигрет, более всего похожий на двухчасовой трейлер к телесериалу, и каждая сцена в этом трейлере смонтирована в стиле «а давайте вставим еще и вот это», но при этом вопит нечеловеческим голосом: «Быстрее, быстрее!». И это «быстрее» не дает переживать ни за Констанцию, ни за Бекингэма, ни за Анну, а уж такие знаковые персонажи как Ришелье и вовсе остаются безликими. Впрочем, как и сами мушкетеры во главе с юным гасконцем, напоминающие постеры, а не персонажей фильма, вечно скачущие куда-то и встающие в позу, но так и успевшие сказать самого важного, кроме финального «Один за всех и все за одного».

Один фильм за все серии телесериала постоять не сумел. Вывод о качестве продукта можно сделать, только посмотрев сериал. Остается надеяться, что после такой премьеры он вообще будет кому-то нужен.

Ролики совсем не обнадеживают, так что будем смотреть на месте.

Риддик : Риддик против Росомахи: зверье мое

Поскольку играть мускулами и харизмой снова стало модно, на экран в этом году один за другим вываливаются герои, которым стало неинтересно в окружении сомна соперников, а харизмы столько, что точно должно хватить на отдельный фильм. Сказано – сделано. И в период, когда Железный человек уже вырвался из цепких объятий Мстителей, а Тор еще только готовится, экран заняли герои менее удачливые: Росомаха, «Начало» которого, слитое в Сеть, не пинал только безногий, и Риддик, «Хроники» которого оказались настолько дорогими и неактуальными, что выход продолжения затянулся почти на десять лет.

Чтобы вернуть героя в строй заново открыт старый рецепт: герой должен быть жалок, сломлен, одинок, корить себя за прошлые ошибки, но только до тех пор, пока на горизонте не появятся плохие негодяи, которым нужно навалять, а потом уйти в закат возрожденным и снова готовым к подвигам. Так делает Риддик, валяясь в пыли забытой планеты и вспоминая, как он морально разложился, когда обрел власть, так делал и Росомаха, валяясь в тайге под сосной и вспоминая, как он дурно влияет на функции жизнеобеспечения тех, кого он неуклюже пытается любить. Зритель же упивается харизмой и того, и другого, и с нетерпением ожидает, когда они оба отбросят комплексы и, наконец, начнут мочить.

И они начинают. С чувством, с толком, с расстановкой, поскакушками по крыше скоростного поезда и островерхим скалам, режут якудзу и наемников ножами и душат голыми руками, сыплют сарказмом и цинизмом, вызывают обожание у прекрасного пола, в общем, все, что им по харизме и полагается. И все бы ничего, но ко второй трети фильма оказывается, что его создатели искренне полагают, что кроме харизмы героям не полагается больше ничего, особенно сюжета и идеи. И когда дело начинает близиться к финалу, мы понимаем, что чего-то самого главного в кино не показали, лишь заполнили паузу внутри франшизы. Делать это можно талантливо, весело, бодро, со вкусом, как сделали создатели «Риддика» и «Росомахи», но после все равно должно последовать что-то, к чему нас все это время готовили: грандиозная битва, великая любовь, главный выбор в жизни и трах-бабах, полмира вдребезги, иначе зачем все это затевать. И если с «Росомахой» это более или менее оправдано, потому что вне зависимости от его содержания продолжение неизбежно, то с «Риддиком», конечно, случилась оказия: вместо триумфального завершения трилогии нас всего лишь настроили на грандиозный финал, который вряд ли состоится.

Таким образом, на выходе мы получаем два фанатских фильма, которым поклонники Росомахи и Риддика, такие как я, будут несказанно рады: провести лишних два часа в компании любимых персонажей – неплохая перспектива. Остальным же зрителям остается пожать плечами и пройти мимо: никаких кинособытий и откровений тут не было.

Заслуживают ли эти достойные персонажи такого отношения? Нет. Есть ли у нас альтернатива? Увы.

Этого я и боялся.

Просто замечательный отчет. Во-первых, захотелось посмотреть этого Росомаху, а, во-вторых, пересмотреть предыдущего: может, я смогу простить Худа и отнестись к его творению проще.))

Автору большое спасибо.))

Человек из стали : Человек из стали: Сферический Гагарин в вакууме

Прокатная рифма не всегда столь очевидна, как это бывает с фильмами про фокусников (смотри «Иллюзионист» и «Престиж», «Невероятный Бёрт Уандерстоун» и «Иллюзия обмана»). Иногда она бывает вполне даже неожиданной и вполне приятной, как с «Линкольном» и «Джанго освобожденным».

А иногда неожиданной и неприятной, как с «Гагариным. Первым в Космосе» и «Человеком из стали».

Ну, ведь правда, между фильмами не так мало общего, как может показаться на первый взгляд. В основу и того, и другого фильма положен мифологизированный герой, про которого хошь снимай, хошь не снимай, хошь хорошо, а хошь плохо – ему все одно не станет ни холодно, ни жарко, настолько он закрепился в коллективном бессознательном (один – у русских, другой – у американцев) как воплощение всего чистого, доброго, светлого и героического. И пусть один существовал, а другой нет, для мира кино эти границы весьма условны, а значит, простор для творчества открыт: создавай историю.

И тут начинается самое интересное, а точнее, неинтересное, поскольку ничего создавать ни Пархоменко, ни Снайдер упорно не желают. Ибо можно ли считать каким-либо креативом красивые задники, которые и там, и там получились? К сожалению, за «шпецэффект» трудно переживать, а создать каких-то персонажей и историю оба режиссера не посчитали нужным. Да и зачем, Гагарин у всех перед глазами, вот он: улыбается во все зубы и машет. Запусти этот плакат в космос и у всех тут же навернутся слезы на глаза. А Супермен и есть Супермен, зачем ему внятная мотивация и вообще переживания, хватит пары разговоров с отцом на заднем дворе.

С отцами, впрочем, история особая. По иронии судьбы оба фильма и тут пересекаются. Поскольку более или менее интересными персонажами, поставившими себе задачу даже на таком скудном материале и паре сцен изобразить живых людей, были отцы Гагарина и Кларка Кента. Причем, у второго даже два отца, каждый по-своему хорош. В качестве «спасибо, что живых» можно также упомянуть главных антагонистов: Нелюбова и генерала Зода. Но даже их, вкупе с тремя отцами мало, чтобы заполнить зияющую пустоту сценария.

Эта пробоина и в том, и в другом фильме затыкается всем, чем угодно: пафосными диалогами, спецэффектами, флэшбеками в «нелегкое детство», но судно все равно тонет. Потому что если истории нет, то актерам нечего играть. Когда им нечего играть, они начинают изображать мебель. А когда актеры изображают мебель на фоне пафосной, безыдейной, пресной, нелогичной псевдоистории, то сколько зданий не обрушь и сколько раз не покажи Землю из Космоса, зритель все равно будет спать.

Может быть, успех фильма Снайдера, в отличие от «Гагарина», в том, сколько зданий он обрушил (хотя уже после второго обрушенного здания становится скучно, ибо все это мы уже видели). Может быть, «Гагарина» и правда «задушили» в прокате и он мог бы стать в России таким же кассовым, как «Человек из стали» в США. Но если это так, то я мало что понимаю в магии кино. И если это и есть кино, то нет, спасибо. Я лучше в соседний зал, где историю и магию делают по мановению руки и щелчком пальца, без пафоса и с юмором, и там столько по-настоящему живых персонажей, что я за каждого готов пустить скупую мужскую.

> Да, нелегко, видимо, жить со столь легко провоцируемыми суицидальными наклонностями... :(

Ну, это еще полбеды. На некоторых сеансах еще и убить тянет.))

Посмотрел Гагарина. Все еще хуже, чем в трейлерах. В фильме ровно три живых сцены, и все они - с отцом Гагарина. В фильме ровно два актера пытаются изображать в кадре людей - отец Гагарина и Нелюбов. Ужаснее всего - это скука. Снять так скучно про первый полет надо умудриться. Все мало-мальски интересные сцены (их мало) не связаны с космосом и в них нет диалогов. И да, после третьего диалога уже хочется застрелиться. Где-то на 30-й минуте хотел выйти, но удержало чувство долга: в зале было три с половиной человека. И да, лучше бы они все орали как в большинстве новых российских фильмов: бороться со сном было бы значительно легче.

Нет, товарищи, такой Гагарин нам не нужен.

С Днем Рождения!

Очень люблю и писательницу, и экранизации ее произведений. А уж Пуаро в исполнении Дэвида Суше великолепен.))

Вечная ему память. Удивительно талантлив был. И грустно все это ужасно.

Отверженные : Отверженные: Отверженный кинематограф

Есть режиссеры, которым не суждено снимать масштабное кино. Нет, это хорошие режиссеры, даже если оператора часто отпускают покурить, поставив камеру на штатив. Перед этой камерой они заставляют актеров вытворять такое, что кино-театр становится в полном смысле театром, и в меньшей мере – кино, а зритель при этом все равно адски доволен, он встает и рукоплещет. Но это в камерном кинематографе. Когда тот же самый режиссер берется за грандиозный эпик, он нет-нет да и скатится в то самое камерное кино, в котором он как в своей тарелке.

Это и случилось с Томом Хупером. После чудесного «Король говорит» реджи решил резко сменить жанр, взявшись за мюзикл с кучей локаций, вагоном персонажей и тоннами листов сценария. Первая сцена фильма как бы говорит: мы вам щас такую эпичность наваяем, вы все упадете. Почему же мы не падаем?

Начнем с того, что на поверку первая сцена с Жавером и последняя сцена с Жавером оказываются двумя единственными сценами за весь фильм, когда на экране кино, в котором задействованы оператор, монтажер, художники и все-все-все. Все остальное время на экране театр. Время от времени режиссер вдруг очнется и начинает гонять съемочную группу, камера оживает, улицы Парижа оживают, массовка оживает, постановщики вижуал эффектс суматошно начинают рисовать … Но. Через полторы минуты на площадке снова покой и тишина. Эпичные ракурсы снова сменяют темные углы. Мы снимаем не кино, а мюзикл.

И да бог бы с ним, с мюзиклом, давайте смотреть мюзикл. Пусть раскроется вся полнота чувств этой чудесной музыки, положенной в основу фильма, тем более, что актеры поют вживую, прямо на съемочной площадке показывают мастер-класс, как нужно петь и играть. И мы начинаем наслаждаться… Но. У мюзикла все же есть какие-то законы, делающие его мюзиклом. Там есть движение, драйв, ритм. У Хупера остается только пение и актерская игра. Причем возникает стойкое ощущение, что когда он смотрел этот мюзикл в театре, он просто забыл взять театральный бинокль, о чем очень сожалел, а потому решил восполнить этот недостаток в своем фильме. Иначе как можно объяснить то, что 90 процентов экранного времени камера просто тыкается в лицо актерам, норовя разбить им носы? Забудьте про хореографию, вам суждено только разглядывать капли пота на лбу у Хью Джекмана. Он прекрасно поет, но два с половиной часа нависающих надо тобой поющих голов – зрелище не для слабонервных.

И все же, вдруг вы решили устоять перед страхом огромных лиц, не сходящих с экрана. Все таки блестящие актеры, как примелькавшиеся, так и совсем свежие лица. И на них приятно смотреть, пусть даже в таком ракурсе. Давайте просто смотреть кино, а? Ведь Хупер умеет выжимать из актеров драму, они правдоподобны и восхитительны. И мы начинаем смотреть… Но. Попытка вместить на экране всё содержание бессмертного романа ставит зрителя в полнейший тупик. Потому что уместить в одном фильме подробную судьбу нескольких десятков людей, историю любви, революцию и беднягу Гавроша кто-то, наверное, и сможет. Но Хупер, к тому же скованный жесткими рамками либретто и музыкального материала, оказывается совершенно не готов резать исходники, а потому фильм уже в начале второго часа совершенно запутывается в сюжетных линиях и полчище персонажей. Зритель просто не успевает за них переживать, потому что все происходит немотивированно и более чем внезапно. Зато концовка оказывается такой затянутой и нарочито печальной, словно единственная цель режиссера – затопить кинотеатры девичьими слезами. Единственной внятной сюжетной линией оказывается противостояние Жавера и Жана Вальжана, но и эта линия вязнет в многоголосом сонме революционеров, бродяг, воров и кого-то еще, кому катастрофически не хватает экранного времени.

В итоге, если в фильме и есть что-то по-настоящему стоящее, так это актеры, музыка и оригинальные персонажи Гюго. И если в блестящей игре актеров есть какая-то заслуга режиссера, то все остальное к нему не имеет никакого отношения. Все достижения кино в фильме вдруг оказываются отверженными режиссером, который имел на руках все, чтобы снять необыкновенно эпичный мюзикл, а снял нечто, что вряд ли относится к кинематографу. Если, конечно, не считать кинематографической находкой поющие головы.

Всем хорошего, интересного и вечного кино. А Хуперу – подходящий проект. Где он таки сможет реализовать свои таланты.

Линкольн : Линкольн Освободитель VS Джанго в президенты

Совсем недавно нам довелось наблюдать весьма любопытный факт: буквально сразу после избрания первого чернокожего президента США на второй срок в прокат выходят две картины, словно отображающие одного и того же главного героя с разных ракурсов – «Джанго Освобожденный» Квентина Тарантино и «Линкольн» Стивена Спилберга. Этот главный герой, увековеченный в двух великолепных фильмах подряд – рабство, многоликое и ужасное. Каждый из двух режиссеров выбрал собственный способ поделиться своим взглядом на проблему рабства: Тарантино – в жанре спагетти-вестерна, Спилберг – в жанре байопика. Но у этих картин гораздо больше параллелей, чем может показаться на первый взгляд. Что же прячут режиссеры в столь трудных, но успешно реализованных жанрах?

Герой против героя

Спилбергу почти с самых первых кадров удалось найти своего героя: живой, неуклюжий, странноватый Линкольн шедеврален каждым словом и движением, монументален тем, как мешает уголь в камине, и тем, как бьет сына по лицу. Он Легенда и человек одновременно. В нем нет ни капли грязи, присущей байопикам, где режиссеры «оживляют» своих героев до крайней точки, до туалета и обязательного в таких случаях адюльтера. Но и без всего этого Линкольн живее всех живых, словно кто-то на короткие два часа вдохнул душу в его портрет. Безусловно, этот кто-то в немалой степени и Дэниэл Дэй-Льюис, и здесь мы воскликнем вслед за братьями Вайнштейн: «Четыре года без Дэниэла на экране – это слишком». Что же до героя нового детища Вайнштейнов, то Джанго – иной типаж. Он неоднозначен, он озлоблен, он умеет стрелять. Линкольна отвратило от рабства то, что он увидел на рабовладельческой барже. Джанго, по всей видимости, плыл на той самой барже: нетрудно представить, насколько отвратительно рабство для него. И наконец, если Дэй-Льюис живет и дышит в каждом кадре, то Джейми Фоксу просто нечего играть: его герой собирателен и размыт донельзя. Эта метафора и гипербола собирательного персонажа, получившего право судить своих врагов, достигают своего предела в финальной кровавой массакре, в те последние тридцать минут, когда со сцены уже сошел доктор Шульц…

Романтик против идеалиста

Ах, доктор Шульц. Актерский гений Кристофа Вальца можно оценить, только посмотрев оба последних фильма Тарантино: и «Бесславных ублюдков», и «Джанго». Насколько омерзителен в своем обаянии «охотник на евреев» Ганс Ланда, настолько обаятелен и трогателен Кинг Шульц, доктор Доктор, немецкий романтик и «охотник за головами». А если бы он посмотрелся в зеркало «Линкольна», то увидел бы там конгрессмена Тадеуша Стивенса, сыгранного другим блестящим талантом – Томми Ли Джонсом. Первому претит рабство в силу его немецкого прагматичного романтизма, позволяющего убивать плохих за деньги, но не терпеть унижение слабых ради денег или забавы. Второй – политический идеалист, положивший все силы ради признания равенства для всех. В своей звездной сцене, в которой им нужно сделать выбор между честью и достижением благой цели, каждый сыграл блестяще. И пусть их выбор будет разным, но те, кто смотрел оба фильма, узрели великолепно поставленное и сыгранное превращение романтика в идеалиста и идеалиста в романтика.

Рабство против рабства

Целой партии демократов, показанной в байопике, может быть противопоставлен лишь один персонаж спагетти-вестерна, заслуживающий всех Оскаров сразу – чернокожий дворецкий Стивен в исполнении Сэмюэля Л. Джексона. Конгрессмен Фернандо Вуд в исполнении Ли Пэйса, по иронии судьбы (или Спилберга) совсем недавно сыгравший транссексуала, надрывается в Конгрессе о том, что нельзя просто взять и поставить все с ног на голову, дав чернокожим права, которые нельзя им давать, потому что давать нельзя. В это время Стивен пьет дорогой виски в гостиной своего хозяина мистера Кэнди и боится, что привычный мир рухнет и «ниггеры начнут спать в хозяйских постелях». И если Спилберг в «Линкольне» серьезен и однозначен: дать права и точка, а чернокожие в его фильме цитируют последнюю речь Президента и мечтают о светлом будущем, то Тарантино вдоволь троллит зрителя, демонстрируя ему то теории про три углубления в черепе «ниггера» для лучшего послушания, то живое доказательство рабской психологии – Стивена, чьи руки уже не трясутся, когда дело заходит о необходимости сохранения привычного порядка вещей. Скоро придут Линкольн и Джанго, чтобы доказать обратное, но Фернандо Вуд все же соперник более низкого ранга, чем чернокожий дворецкий, рассуждающий, насколько жестоко следует наказать раба, покусившегося на хозяина.

Трус против подлеца

Любопытна в этих двух фильмах еще одна когорта второстепенных персонажей, которая, опять-таки по иронии судьбы, может быть представлена одним и тем же человеком – Уолтоном Гоггинсом, актером с лицом «настоящего ублюдка». Его сенатору Клэю Хокинсу в общем-то не особо есть дело до негров и он боится впутываться в опасные политические игры, но он готов продать свой голос за поправку об отмене рабства. Билли Крэш попросту ненавидит и презирает «черномазых». Их судьбы различны, но эта борьба труса с подлецом ярко живописует два важных факта. То, почему Линкольн согласен на особые полномочия, данные ему во время войны: такие люди, как Клэй Хокинс не виноваты в том, что они трусы и не способны сделать выбор самостоятельно. И то, почему Джанго ненавидит «хозяев»: такие подлецы, как Билли Крэш, виновны самим фактом своего существования, не ненавидеть их значит идти против природы и здравого смысла. Персонажи Гоггинса словно олицетворяют собой ходячие причины поступков главных героев, а сыграны так, что актер теперь, вероятно, окончательно закрепит за собой амплуа «труса и подлеца».

Дубляж против оригинала

И наконец, особым видом частного антагонизма станет для зрителей выбор: дубляж или оригинал. И если доктору Шульцу повезло быть озвученным замечательным Леонидом Белозоровичем, то Алексею Иващенко не повезло быть выбранным на роль Линкольна так же, как не повезло бы любому другому актеру. И дело здесь, в первую очередь, в Дэй-Льюисе, согласиться озвучивать которого означает подписать себе вердикт. Как передать это небрежное бормотание о самом важном, эти дрожащие нотки в голосе внезапно переходящие в железобетонное "I am the President of the United States clothed with immense power. You will procure me these votes!". Никак, если ты не сам Дэй-Льюис. Поэтому тем, у кого есть выбор, совет: «Джанго» можно смотреть в дубляже. «Линкольна» же – только в оригинале.

История против истории

Есть мнение, что истории не существует. Что всякая настоящая история – горшки и черепа, а все остальное – это криптоистория, которая сначала придумывается летописцами, затем историками, затем писателями, затем режиссерами и так до бесконечности. И все же если бы такого Линкольна не было, его следовало бы придумать, чтобы история об отмене рабства стала реальной и ощутимой. Когда Линкольн спрашивает себя, что дальше, он понимает, что не знает. Его Поправка - это шаг в бездну, неведомую и непредсказуемую, это бегство от реальности, где южане доказывают приемлемость эксплуатации и унижения одних людей другими тем, что иначе рухнет их экономика. Он готов сделать этот шаг лишь потому, что верит: американцы найдут дорогу, проторят новую тропу, на которой останется в прошлом эта позорная для истории США страница. И такая история нужна и американцам, и тем, кто еще верит, что всё, что им нужно – это мешки с правильными прорезями на голове.

Тарантино на «правильную» историю не оглядывается, он поставил себе другие задачи. Режиссер рассказывает историю рабства в миниатюре, не стесняясь демонстрировать то, к чему привела Америку эта страница. Он как бы экранизирует тезис «мы сами виноваты: сначала мы над ними издевались, а затем дали им оружие». Путь к свободе тернист и долог. На этом пути нельзя бросать освобожденных на произвол Судьбы. «Мы в ответе за тех, кого приручили», а «чтобы убить дракона, надо им стать». Наверное, это осознавал и боялся Линкольн, по крайней мере, спилберговский Линкольн уж точно. Возможно, это осознал и доктор Шульц, не пожелав смотреть на то, как Джанго в хозяйском костюме красуется на танцующей лошади перед домом рабовладельца с видом победителя. И если американцы сделали следующий шаг вперед на пути прочь от рабства, унижающего страну и каждого ее жителя, выбрав чернокожего президента, то пусть это будет не новый Джанго.

Спилберг и Тарантино – безусловно выдающиеся режиссеры современности. И рассказать о том, что их волнует, умеют так, чтобы это взволновало и других. Однако сделать правильный выбор в кинематографическом мире легко, ибо этот выбор живет лишь до того момента, когда режиссер скажет «Снято!». Если же придется сделать его в реальной жизни, пусть он не разойдется с тем, во что мы искренне верим.

Хорошего нам кино, просто интересного и по-настоящему вечного.

Джанго Освобождённый : Линкольн Освободитель VS Джанго в президенты

Совсем недавно нам довелось наблюдать весьма любопытный факт: буквально сразу после избрания первого чернокожего президента США на второй срок в прокат выходят две картины, словно отображающие одного и того же главного героя с разных ракурсов – «Джанго Освобожденный» Квентина Тарантино и «Линкольн» Стивена Спилберга. Этот главный герой, увековеченный в двух великолепных фильмах подряд – рабство, многоликое и ужасное. Каждый из двух режиссеров выбрал собственный способ поделиться своим взглядом на проблему рабства: Тарантино – в жанре спагетти-вестерна, Спилберг – в жанре байопика. Но у этих картин гораздо больше параллелей, чем может показаться на первый взгляд. Что же прячут режиссеры в столь трудных, но успешно реализованных жанрах?

Герой против героя

Спилбергу почти с самых первых кадров удалось найти своего героя: живой, неуклюжий, странноватый Линкольн шедеврален каждым словом и движением, монументален тем, как мешает уголь в камине, и тем, как бьет сына по лицу. Он Легенда и человек одновременно. В нем нет ни капли грязи, присущей байопикам, где режиссеры «оживляют» своих героев до крайней точки, до туалета и обязательного в таких случаях адюльтера. Но и без всего этого Линкольн живее всех живых, словно кто-то на короткие два часа вдохнул душу в его портрет. Безусловно, этот кто-то в немалой степени и Дэниэл Дэй-Льюис, и здесь мы воскликнем вслед за братьями Вайнштейн: «Четыре года без Дэниэла на экране – это слишком». Что же до героя нового детища Вайнштейнов, то Джанго – иной типаж. Он неоднозначен, он озлоблен, он умеет стрелять. Линкольна отвратило от рабства то, что он увидел на рабовладельческой барже. Джанго, по всей видимости, плыл на той самой барже: нетрудно представить, насколько отвратительно рабство для него. И наконец, если Дэй-Льюис живет и дышит в каждом кадре, то Джейми Фоксу просто нечего играть: его герой собирателен и размыт донельзя. Эта метафора и гипербола собирательного персонажа, получившего право судить своих врагов, достигают своего предела в финальной кровавой массакре, в те последние тридцать минут, когда со сцены уже сошел доктор Шульц…

Романтик против идеалиста

Ах, доктор Шульц. Актерский гений Кристофа Вальца можно оценить, только посмотрев оба последних фильма Тарантино: и «Бесславных ублюдков», и «Джанго». Насколько омерзителен в своем обаянии «охотник на евреев» Ганс Ланда, настолько обаятелен и трогателен Кинг Шульц, доктор Доктор, немецкий романтик и «охотник за головами». А если бы он посмотрелся в зеркало «Линкольна», то увидел бы там конгрессмена Тадеуша Стивенса, сыгранного другим блестящим талантом – Томми Ли Джонсом. Первому претит рабство в силу его немецкого прагматичного романтизма, позволяющего убивать плохих за деньги, но не терпеть унижение слабых ради денег или забавы. Второй – политический идеалист, положивший все силы ради признания равенства для всех. В своей звездной сцене, в которой им нужно сделать выбор между честью и достижением благой цели, каждый сыграл блестяще. И пусть их выбор будет разным, но те, кто смотрел оба фильма, узрели великолепно поставленное и сыгранное превращение романтика в идеалиста и идеалиста в романтика.

Рабство против рабства

Целой партии демократов, показанной в байопике, может быть противопоставлен лишь один персонаж спагетти-вестерна, заслуживающий всех Оскаров сразу – чернокожий дворецкий Стивен в исполнении Сэмюэля Л. Джексона. Конгрессмен Фернандо Вуд в исполнении Ли Пэйса, по иронии судьбы (или Спилберга) совсем недавно сыгравший транссексуала, надрывается в Конгрессе о том, что нельзя просто взять и поставить все с ног на голову, дав чернокожим права, которые нельзя им давать, потому что давать нельзя. В это время Стивен пьет дорогой виски в гостиной своего хозяина мистера Кэнди и боится, что привычный мир рухнет и «ниггеры начнут спать в хозяйских постелях». И если Спилберг в «Линкольне» серьезен и однозначен: дать права и точка, а чернокожие в его фильме цитируют последнюю речь Президента и мечтают о светлом будущем, то Тарантино вдоволь троллит зрителя, демонстрируя ему то теории про три углубления в черепе «ниггера» для лучшего послушания, то живое доказательство рабской психологии – Стивена, чьи руки уже не трясутся, когда дело заходит о необходимости сохранения привычного порядка вещей. Скоро придут Линкольн и Джанго, чтобы доказать обратное, но Фернандо Вуд все же соперник более низкого ранга, чем чернокожий дворецкий, рассуждающий, насколько жестоко следует наказать раба, покусившегося на хозяина.

Трус против подлеца

Любопытна в этих двух фильмах еще одна когорта второстепенных персонажей, которая, опять-таки по иронии судьбы, может быть представлена одним и тем же человеком – Уолтоном Гоггинсом, актером с лицом «настоящего ублюдка». Его сенатору Клэю Хокинсу в общем-то не особо есть дело до негров и он боится впутываться в опасные политические игры, но он готов продать свой голос за поправку об отмене рабства. Билли Крэш попросту ненавидит и презирает «черномазых». Их судьбы различны, но эта борьба труса с подлецом ярко живописует два важных факта. То, почему Линкольн согласен на особые полномочия, данные ему во время войны: такие люди, как Клэй Хокинс не виноваты в том, что они трусы и не способны сделать выбор самостоятельно. И то, почему Джанго ненавидит «хозяев»: такие подлецы, как Билли Крэш, виновны самим фактом своего существования, не ненавидеть их значит идти против природы и здравого смысла. Персонажи Гоггинса словно олицетворяют собой ходячие причины поступков главных героев, а сыграны так, что актер теперь, вероятно, окончательно закрепит за собой амплуа «труса и подлеца».

Дубляж против оригинала

И наконец, особым видом частного антагонизма станет для зрителей выбор: дубляж или оригинал. И если доктору Шульцу повезло быть озвученным замечательным Леонидом Белозоровичем, то Алексею Иващенко не повезло быть выбранным на роль Линкольна так же, как не повезло бы любому другому актеру. И дело здесь, в первую очередь, в Дэй-Льюисе, согласиться озвучивать которого означает подписать себе вердикт. Как передать это небрежное бормотание о самом важном, эти дрожащие нотки в голосе внезапно переходящие в железобетонное "I am the President of the United States clothed with immense power. You will procure me these votes!". Никак, если ты не сам Дэй-Льюис. Поэтому тем, у кого есть выбор, совет: «Джанго» можно смотреть в дубляже. «Линкольна» же – только в оригинале.

История против истории

Есть мнение, что истории не существует. Что всякая настоящая история – горшки и черепа, а все остальное – это криптоистория, которая сначала придумывается летописцами, затем историками, затем писателями, затем режиссерами и так до бесконечности. И все же если бы такого Линкольна не было, его следовало бы придумать, чтобы история об отмене рабства стала реальной и ощутимой. Когда Линкольн спрашивает себя, что дальше, он понимает, что не знает. Его Поправка - это шаг в бездну, неведомую и непредсказуемую, это бегство от реальности, где южане доказывают приемлемость эксплуатации и унижения одних людей другими тем, что иначе рухнет их экономика. Он готов сделать этот шаг лишь потому, что верит: американцы найдут дорогу, проторят новую тропу, на которой останется в прошлом эта позорная для истории США страница. И такая история нужна и американцам, и тем, кто еще верит, что всё, что им нужно – это мешки с правильными прорезями на голове.

Тарантино на «правильную» историю не оглядывается, он поставил себе другие задачи. Режиссер рассказывает историю рабства в миниатюре, не стесняясь демонстрировать то, к чему привела Америку эта страница. Он как бы экранизирует тезис «мы сами виноваты: сначала мы над ними издевались, а затем дали им оружие». Путь к свободе тернист и долог. На этом пути нельзя бросать освобожденных на произвол Судьбы. «Мы в ответе за тех, кого приручили», а «чтобы убить дракона, надо им стать». Наверное, это осознавал и боялся Линкольн, по крайней мере, спилберговский Линкольн уж точно. Возможно, это осознал и доктор Шульц, не пожелав смотреть на то, как Джанго в хозяйском костюме красуется на танцующей лошади перед домом рабовладельца с видом победителя. И если американцы сделали следующий шаг вперед на пути прочь от рабства, унижающего страну и каждого ее жителя, выбрав чернокожего президента, то пусть это будет не новый Джанго.

Спилберг и Тарантино – безусловно выдающиеся режиссеры современности. И рассказать о том, что их волнует, умеют так, чтобы это взволновало и других. Однако сделать правильный выбор в кинематографическом мире легко, ибо этот выбор живет лишь до того момента, когда режиссер скажет «Снято!». Если же придется сделать его в реальной жизни, пусть он не разойдется с тем, во что мы искренне верим.

Хорошего нам кино, просто интересного и по-настоящему вечного.

Поддерживаю предыдущего докладчика и благодарю Надежду за неизменно прекрасный материал. Срочно берусь пересматривать Леоне: слишком много воды утекло с тех пор, как я его смотрел. Надо оценить заново.


Первый вопрос. Куда делись хорошие темнокожие актеры? В последнее время берут каких то посредственных... далее




25 июня, вторник





23 июня, воскресенье
Заокеанский уикенд до последнего был довольно непредсказуемым в смысле поведения лидера, «История игрушек 4» всерьёз собирались побороться с...
Долгое время считалось, что российский «Дисней» не то не умеет, не то не хочет нормально прокатывать у нас пиксаровские мультфильмы...


22 июня, суббота




21 июня, пятница








Кинокадр Новинки кино 2019 фильмы 2019 Афиша Рецензии Обновления Трейлеры
Будьте с Кинокадром в социальных сетях и не только! Я уже, закройте это
КиноКадр, всё о кино
   Новинки кино 2019   фильмы 2018   фильмы 2019   Афиша кино   Лучшие фильмы 2019 2018  
 

 
2003-2019 © Кинокадр | Об издании | 16+ | Мятеж | Реклама