Мятеж
Крошечная песчинка «Лебедя», погрузившись кормой в чуждую топологию, создавала вокруг себя целую новую вселенную, всё так же невозможную, но парадоксально существующую и, главное, единую для всех совершающих прыжок кораблей в любой точке пространства-времени. Дип. Так его называли артманы. Пустотность. Так его звали летящие.

Мятеж, глава I. Суперсимметрия


Читайте I главу романа:

Трейлер

Книги Романа Корнеева

Отзывы на роман «Мятеж»

Литературный импрессионизм в стиле Уоттса, когда с читателем не заигрывают и не объясняют каждый момент, а кидают прямо на середину реки, позволяя самостоятельно получить удовольствие от сочно написанного текста, фантастики такой твёрдой, что ею можно порезаться.

Алекс Андреев, художник

Обращение к читателям

Мы с вами живём в безумное время, когда каждый день грозит кардинально переменить если не нашу жизнь, то жизнь следующего поколения человечества. Технологические прорывы в робототехнике, работа над первыми реализациями искусственного интеллекта, разработка элементной базы для квантовых компьютеров, новые материалы на основе принципиально иной нано-структуры вещества, частные космические корпорации, перспектива колонизации Марса и победа над неуловимым термоядом.

По сути, мы уже живём в фантастическом будущем, но фантастика почему-то накрепко засела в альтернативной и крипто-истории, ужастиках и фэнтэзи всех мастей. На фоне реальной научной революции научная фантастика фактически вымерла, и приходящие на ум «Задача трёх тел», «Я, хобо» и «Ложная слепота» только подтверждают простой факт — истинно «твёрдой» фантастики стало ничтожно мало, всех её оставшихся апологетов можно пересчитать по пальцам одной руки и ещё останется.

Я задам вам один простой вопрос — перед вами роман, который ждёт своего читателя, роман максимально бескомпромиссный, готовы ли вы открыть для себя этот жанр заново, тем самым доказав, что у научной фантастики в наши дни действительно есть читатель?

Роман Корнеев

Демо комикса Гоши Берлинского

Мятеж комикс

Саундтрек Александра Арденского

Эскизы Алекса Андреева

Гюйгенс

Не собирался Цзинь Цзиюнь так легко сдаваться. Гюйгенс, вот его спасение. Сизая туша уже восходила на гемисфере во всём своём мрачном величии

ПЛК «Тимберли Хаундтед»

Флагшип массой покоя 52 мегатонны плыл в гравитационных токах, не оставляя за собой ни малейшей ряби в метрике пространства

Катастрофа

Пока генераторы «Тэ шесть сотен три» выходили на режим форсажа, Рауль успел бросить последний взгляд на Галактику, погасив остальные слои гемисферы

Астростанция «Эпиметей»

Курсограмма миграции уводила золотой шар далеко к центру ячейки, вскоре страшилище окончательно затеряется в глубинах фотосферы

Летящий и артман

Гость бросил опустевшие контейнеры себе под ноги и снова поднялся.

— Я не артман. Называй меня «человек».

Станция «Тсурифа-6»

Хаотическая мешанина крафтов и инженерных конструкций, по которым прошедшие докование корабли были гроздьями развешаны во всю длину